27.02.2017 / by maximios / Журналистика / No Comments

настина работа



Введение

Возникновение современной экономической преступности прежде всего связано с теми изменениями в экономической и социальной жизни общества России, которые сопровождали появление и развитие рыночных отношений в последнее десятилетие. Так, с резким ростом частного сектора в экономике возникло определенное противоречие между интересами государства и общества, с одной стороны, и новыми собственниками – с другой. Противоречие это отражалось в том числе и на неуемном желании значительной части предпринимательства любыми путями приумножать свои доходы в первую очередь за счет противоречий и пробелов в законодательстве, регулирующем деятельность хозяйствующих субъектов, слабого и неэффективного контроля со стороны государства.

Переход России к рыночной системе породил целый комплекс новых для экономики и социальной сферы проблем, связанных с кардинальными изменениями характера взаимоотношений между субъектами экономической деятельности и государством. В условиях централизованной экономики таких понятий, как “преступления в сфере предпринимательской деятельности”, “налоговые преступления”, “преступления на рынке ценных бумаг” и др., просто не существовало. Сейчас же подобные противоправные посягательства превратились в серьезную угрозу для финансово-экономической и социальной стабильности российского общества.

Следует отметить, что предпринимательская деятельность как позитивная общественно полезная форма социальной активности людей на долгие годы была исключена из идеологического и хозяйственного уклада Советского государства. Естественно, когда в конце 80-х – начале 90-х гг. предпринимательская активность (в том числе и противоправная) части населения прорвалась на экономический простор, к этому оказались не готовы ни законодательство (уголовное, гражданское, административное и т.д.), ни органы, обеспечивающие соблюдение этого законодательства.

В условиях перехода российского общества к рыночным формам хозяйствования процесс первоначального накопления капитала сопровождался экономическим и правовым беспределом, разворовыванием государственной собственности и массовым появлением новых видов общественно опасного поведения в сфере экономики. В этот период, когда сами понятия “предпринимательство”, “предприниматель” в общественном сознании ассоциировались исключительно с противоправной деятельностью, законодатель находился перед соблазном “сплошной” криминализации антиобщественного поведения субъектов экономической (предпринимательской) деятельности, введения жестких финансовых и административных мер, использования налогового “пресса” и т.п.

В этой связи отметим, что новые экономические условия, рынок, складывающийся в непростой социально-политической обстановке, требуют продуманных мер контроля и, прежде всего, в сфере уголовно-правового регулирования. Опыт развития рыночных отношений в новейшей истории России показывает, что предпринимательская среда очень чувствительна к излишним и жестким мерам государственно-правового воздействия на экономическую сферу. Следовательно, чрезмерная регламентация поведения хозяйствующих субъектов, увлечение запретительными методами недопустимы, а применение мер уголовной ответственности должно являться крайним средством, к которому следует прибегать, когда иные возможности исчерпаны. В этом плане необходимо пристальней присмотреться к системе действующих нормативных предписаний, касающихся предпринимательской деятельности.

Практика борьбы с правонарушениями и преступлениями в сфере предпринимательской деятельности в Российской Федерации, прогнозы аналитиков Федеральной службы по экономическим и налоговым преступлениям МВД РФ (далее – ФСЭНП), Министерства по налогам и сборам РФ (далее – МНС) показывают, что применение норм об ответственности за посягательства в сфере предпринимательской деятельности не является достаточно эффективным1.

Следует отметить, что масштабная реконструкция уголовного законодательства, внесла определенные сложности в теорию и правоприменительную практику. Самое интересное, как справедливо отмечается учеными-юристами, что столь объемный нормативно-правовой акт в соответствии со ст. 5 Закона вступил в силу со дня его официального опубликования (за исключением нескольких пунктов), в то время как на усвоение положений УК РФ было предоставлено более полугода2. В этих условиях криминологические и уголовно-правовые проблемы, связанные с указанными преступлениями, приобрели исключительную важность и актуальность в плане их теоретического и практического разрешения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

История уголовно-правового регулирования предпринимательской

деятельности в России

Уголовно-правовые нормы об ответственности за преступления в экономической деятельности призваны реализовать политику государства в сфере экономики. Именно поэтому в УК РФ предусмотрена обширная система подобных норм. Значительная часть их не срабатывает либо применятся лишь частично. И одна из при чин подобной ситуации – несовершенство ряда положений уголовного закона. В то же время это не означает необходимости тотального изменения уголовно-правовых норм, введения новых составов преступлений. Напротив, в этом случае необходима точечная, криминологически обоснованная и технически выверенная законодательная корреляция уголовного законодательства. В этом смысле имеет большую актуальность системный анализ уголовно-правового регулирования предпринимательской деятельности в России в разные исторические периоды.

Несомненно, что отечественная предпринимательская деятельность развивалась в общем (как модно сейчас говорить, глобальном) контексте мировой экономики, хотя и имела некие специфические особенности. К примеру, российское и западноевропейское предпринимательство с момента зарождения и на протяжении всего пути развития имели много общих черт. В первую очередь – это тесная связь предпринимательства с государством и зависимость от него. Следует отметить и такую общую черту европейского и российского предпринимательства, зародившуюся еще в древние времена, как соблюдение этических норм при осуществлении предпринимательской деятельности, недопустимости обмана по отношению к государству и по отношению к своим контрагентам, а также стремление уберечь свои ряды от сомнительных, нечистоплотных дельцов.

В Древней Руси уголовно-правовые средства воздействия на хозяйственную деятельность еще не были разработаны. Однако уже в Русской Правде (XII в.) можно найти меры воздействия, которые по существу носили гражданско-правовой характер. Так, холоп был не вправе заниматься торговлей или финансовыми операциями от собственного имени. Ответственность за такие действия возлагалась на господина, если второй участник сделки не знал, что заключает ее с холопом3.

Соборным Уложением 1649 г. предусматривались меры административного характера. Так, в ст. 16 гл. ХIХ Уложения содержался запрет заниматься торговлей и ремеслами лицам, не принадлежащим к торговому или посадскому сословиям 4. Но уже в этом памятнике российского права используются меры уголовно- правового характера. Акцент в данном случае законодателем был сделан на нарушениях установленных правил осуществления предпринимательской деятельности. Так в ст. 1 – 8 гл. XXV Уложения предусматривалась уголовная ответственность за незаконное производство и торговлю спиртными напитками5. Именно с этого периода просматривается четкая линия определяющего государственного влияния на производство и реализацию алкогольных напитков в России, которое было благополучно разрушено экономистами-либералами в начале 90-х гг. прошлого столетия.

Начало регулярному законотворчеству в сфере хозяйственной деятельности было положено только со второй половины XVII в., в годы правления царя Алексея Михайловича. По данным А.Г. Малькова, за период с 1650 г. по февраль 1696 г. было принято 1 458 нормативных актов6. Значительная часть из них была посвящена вопросам торговли, промысла, таможенному делу, питейному, государственным пошлинам и сборам. В них устанавливалась ответственность за утайку товаров от таможенных и налоговых пошлин. В указах определялся порядок мелкорозничной торговли, в частности, определялись места, где было разрешено или запрещено торговать. Запрещалась скупка и спекуляция.

С правления Александра I начинается период в развитии российского предпринимательства, который привел впоследствии к возникновению и развитию промышленно-производственного предпринимательства.

Большую роль в развитии предпринимательства сыграли Устав о банкротстве 1800 г. и Манифест Александра I от 1 января 1807 г. “О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях и преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий”, вошедший в историю как закон о товариществах. В то же время они установили систему административного надзора, при котором государство сохраняло за собой право вмешиваться в коммерческую деятельность частных лиц.

Так, Положением “О компаниях на акциях” (ст. 2) была установлена концессионная система возникновения акционерных обществ, т.е. ни одна компания не могла быть учреждена без особого разрешения правительства. Статья 3 определяла порядок подачи просьб об учреждении компании, рассмотрения их властями. Кроме того, в данном нормативном акте определялись основные положения Устава акционерной компании. Данный нормативный акт современными исследователями расценивается как одна из первых попыток разработки системного акционерного законодательства.

Благодаря этим и другим нормативным актам “в стране были созданы минимально необходимые юридические нормы акционерного учредительства с сохранением за правительством эффективных средств воздействия на этот процесс”. 7

Развитие законодательства по регулированию предпринимательской деятельности сказалось и на развитии законодательства уголовного. Необходимо отметить, что последнее носило не кодифицированный характер, а состояло из нескольких источников. Вплоть до 1917 г. основными источниками уголовного законодательства оставались: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.8, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., а также Уголовное Уложение 1903 г. 9. В этой связи неудивительно появление в них составов преступлений, направленных на укрепление правовых основ развивающихся капиталистических отношений, на обеспечение устойчивости хозяйственного оборота.

Следует отметить, что среди них были и те, которые представляли собой прообраз закрепленных в Уголовном кодексе Российской Федерации преступлений против порядка осуществления предпринимательской деятельности: незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство.

Наибольшее количество подобных норм сосредоточивалось в гл. 2, 12, 13 и 14 раздела VIII Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, называвшегося “О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния”. Так, в гл. 12-й “О нарушении постановлений о кредите” данного раздела предусматривалась ответственность за открытие частного банка без дозволения правительства или без соблюдения установленных законом правил (ст. 1152).

Довольно часто применялись на практике положения гл. ХIII Уложения о наказаниях относительно ответственности за нарушения торговых уставов10. Глава подразделялась на отделения, в которых говорилось соответственно о нарушении постановлений относительно самого права на торговлю, о нарушении правил производства торговли, о нарушении постановлений о торговых обществах, товариществах и компаниях, о нарушении правил о договорах найма купеческих приказчиков и лавочных сидельцев, о нарушении уставов торговых учреждений, о нарушении обязанностей маклерами, биржевыми маклерами, гофмаклерами, биржевыми нотариусами, корабельными маклерами, биржевыми аукционистами и диспашерами 11.

Уложение о наказаниях предусматривало ответственность за производство торговли лицами, которые в соответствии с законом не имели на это права (ст. 1169). В ней размер ответственности определялся не полученным виновным лицом доходом, а временем, в течение которого осуществлялась незаконная торговля, и количеством обращавшихся в ней капиталов и товаров.

Квалифицированным видом данного преступления признавалась торговля, осуществляемая лицом, лишенным права торговать по приговору суда.

Профессор Н.С. Таганцев, комментируя ст. 1169 Уложения о наказаниях, обращал внимание, что речь в ней идет не о торговле, производимой без разрешения (т.е. при отсутствии торгового свидетельства, полученного с уплатою узаконенных пошлин), а о торговле и торговых действиях таких лиц, которые не только не имели надлежащих для сего свидетельств, но и не могли получить их или которые утратили право на торговлю по судебному приговору. По- становление о торговле без свидетельства, имевшее в виду охрану интересов казны и правильное поступление торговых сборов, ранее содержавшееся в Уложении о наказаниях в ред. 1845 г., было исключено из него в 1866 г. и заменено ответственностью в административном порядке по ст. 113 Положения о пошлинах за производство без надлежащего свидетельства, или билета торговли, или торговых действий такого рода, для производства коих необходимо иметь такие свидетельства или билеты. Разряды лиц, не имевших права получить торговые свидетельства, указывались в ст. 11 и 13 Устава торгового. В частности, под действие ст. 1169 подпадало производство торговли лицом, которое признано банкротом12.

В ст. 1170 предусматривалась ответственность за производство торговли или промысла по фальшивому свидетельству или билету.

В 1902 г. это отделение гл. XIII Уложения о наказаниях было до- полнено блоком норм об ответственности содержателей банкирских 11 заведений и меняльных лавок за производство запрещенных операций, совершение запрещенных законом сделок по покупке и продаже золотой валюты, тратт и тому подобных ценностей в золотой валюте (ст. 11744 – 11746 )13.

В ст. 1197 предусматривалась ответственность за открытие торгового общества, товарищества или компании без разрешения правительства или без соблюдения установленных законом правил.

Глава XIV Уложения о наказаниях содержала описание множества составов преступлений, связанных с нарушением уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности. В ней предусматривалась ответственность за учреждение без надлежащего разрешения различных заводов, фабрик и мануфактур (ст. 1346 – 1351).

Что касается Уголовного Уложения 1903 г., обращение к нему представляет значительный научный интерес. В нормах Уложения получили отражение взгляды отечественных правоведов, широко использовавших мировой опыт, на сущность и систему преступлений в сфере экономической деятельности. Среди них были такие видные ученые, как Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий, Н.А. Неклюдов, В.К. Случевский. Одна из главных забот комиссии, которая разрабатывала проект Уголовного Уложения, состояла в том, чтобы уйти от казуистики Уложения 1845 г., дать определение преступного деяния по его существенным признакам14.

Большинство составов преступлений в этой сфере были сконструированы по типу формальных, и наличия каких-либо последствий от подобных нарушений для наступления уголовной ответственности не требовалось. Так, по ст. 310 Уголовного Уложения преступником считался тот, кто “устроил или приступил к устройству завода, фабрики, аптеки или иного промышленного или торгового заведения без надлежащего разрешения”. Более строгое наказание предусматривалось в том случае, “если завод, фабрика, аптека или иное промышленное или торговое заведение устроены или приступлено к их устройству, хотя бы с разрешения надлежащей власти, но:1) лицом, не имеющим права содержать сего рода заведения; 2) в таком месте, где устройство означенных заведений воспрещено законом или обязательным постановлением”.

В ст. 318 ответственность наступала за открытие без соблюдения установленных правил или без надлежащего разрешения торгового или промышленного общества либо товарищества, частного или кредитного установления, банкирского заведения, меняльной лавки комиссионерской или справочной конторы для дел частных, ссудной кассы, а также за осуществление от имени общества и товарищества разрешенных операций несогласно с полученным разрешением.

По ст. 322 Уголовного Уложения наказывался содержатель банкирского заведения или меняльной лавки, или заведующий ими, или состоящий на службе в них, виновный в производстве воспрещенной законом или обязательным постановлением сделки.

Во второй половине XIX столетия в России особенно активно стали появляться различного рода компании, товарищества, акционерные общества, следовательно, появились и новые виды общественно опасных деяний, не предусмотренные действовавшим тогда уголовным законодательством. Многие новые преступления в той или иной степени были связаны с обманом. Привычным делом становились махинации в банках и акционерных обществах. По- этому разработчиками была сделана попытка криминализировать такого рода деяния в Уголовном Уложении.

Так субъектами преступлений, предусмотренных ст. 579 и 580, являлись заведующие и управляющие делами кредитных установлений, обществами взаимного страхования, товариществами на паях и акционерными обществами. Ответственность по ст. 579 наступала за использование имущества таких учреждений на операции, не разрешенные их уставом; использование капиталов, полученных от правительства на нужды предприятий, вопреки целям, на которые они были предназначены, или вопреки их назначению. Статья 580 устанавливает ответственность за сообщение ложных сведений об учреждаемом предприятии; помещение ложных сведений о состоянии дел или счетов предприятий; представление заведомо неверного расчета об исчислении дивидендов; выпуск бумаг в сумме, превышающей разрешение. Преступления, указанные в ст. 577 – 579, предполагали наступление имущественного вреда. В основных составах он презюмировался, в квалифицированных составах определялся как “значительный” либо состоял в приостановлении платежей или объявлении предприятий несостоятельны- ми. При наличии отягчающих обстоятельств преступления наказы- вались весьма сурово – исправительным домом и даже каторгой (ч. 2 ст. 578)15.

К сожалению, по разным причинам Уголовному Уложению 1903 г. не суждено было вступить в силу в полном объеме. Российское предпринимательство имело все возможности для своего дальнейшего развития, но ход истории оказался непредвиденным. Советский период в истории России – с 1917 по 90-е гг. XX в. – оказался катастрофическим для предпринимательства, ибо оно не вписывалось в проводимую политику построения социализма и коммунизма. Большая роль в осуществлении политики государства в этот период принадлежала уголовному праву, которое не воспринимало норм старого, дореволюционного российского права, а возникло как право нового, социалистического типа.

Нормы уголовного права были направлены на ограничение, вытеснение, а затем и полное запрещение всех тех форм деятельности, где могли бы возникнуть предпринимательство, дух предприимчивости, свобода коммерческой деятельности. В советский период задача уголовно-правовой охраны народного хозяйства, основанного на принципах централизованного изъятия и распределения, от рыночных веяний ставилась очень остро. Одним из первых документов, закреплявших круг уголовно наказуемых деяний в экономической сфере, был Декрет СНК РСФСР от 22 июля 1918 г. “О спекуляции”16. В этот период среди преступлений, предусматривавших ответственность за запрещенную хозяйственную деятельность, встречались такие: спекуляция, несдача излишков хлеба, нарушение монополии внешней торговли, частная торговля хлебом, нарушение порядка отпуска продовольственных товаров и др. Некоторое смягчение мер уголовной репрессии произошло лишь в период НЭПа.

Однако в начале 30-х гг. экономическая политика государства снова стала ужесточаться, что проявлялось в том числе и в сфере уголовной политики. Постановление ЦИК и СНК СССР от 20 мая 1932 г. предписывало “не допускать открытия магазинов и лавок частными торговцами и всячески искоренять перекупщиков и спекулянтов…”. Именно в этот период ярко проявилась тенденция к усилению репрессий за отдельные хозяйственные преступления, которые объективно не вызывались необходимостью. Это основывалось на ошибочном тезисе Сталина об усилении классовой борьбы в условиях строительства социализма и необходимости охраны социалистической экономической системы17.

Спекуляция постепенно начинает рассматриваться в качестве наиболее опасного хозяйственного преступления. Статья 107 УК РСФСР 1926 г. в новой редакции предусматривала ответственность за спекуляцию продуктами сельского хозяйства и предметами массового потребления18. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1948 г. за изготовление с целью сбыта и продажу самогона было установлено лишение свободы на срок от 6 до 7 лет19.

По свидетельству ряда авторов, следствием излишнего огосударствления экономики явилась тенденция к ее криминализации. Статистические данные о состоянии преступности в СССР начиная с 60-х гг. свидетельствуют об устойчивом росте таких преступлений, как спекуляция, частнопредпринимательская деятельность, коммерческое посредничество, нарушение правил о валютных операциях, занятие запрещенной трудовой деятельностью, самогоноварение20. Особенно ярко это проявилось в последние годы функционирования советской хозяйственной системы. По экспертным оценкам, к концу 80-х гг. в сферу теневой экономики прямо или косвенно было втянуто 15 – 20 млн. человек (почти 15 – 20% занятых в народном хозяйстве), а объем производимой в той сфере продукции составлял около 9% валовой продукции промышленности и сельского хозяйства CCCР21.

К числу объективных причин подобного явления можно также отнести и противоречивый, непоследовательный характер реформ, когда одновременно ставились задачи укрепления социализма, что вело к усилению борьбы с нетрудовыми доходами, а с другой стороны, идея “социализма с человеческим лицом” заставляла проводить политику либерализации экономики, в частности, допуска некоторых элементов предпринимательской деятельности.

Либерализация социалистических хозяйственных отношений выразилась в принятии в разгар борьбы с нетрудовыми доходами Закона “Об индивидуальной трудовой деятельности ” от 15 ноября 1986 г. 22, который предоставлял населению страны право на занятие отдельными видами частнопредпринимательской деятельности. Отрицательным последствием его реализации явилось ухудшение экономического положения, так как допуск частной предпринимательской деятельности в сферу обслуживания населения в стране, где нормируется и распределяется сырье и продовольствие по районам страны в зависимости от их категории, привело к массовому расхищению сырья и продовольствия на базах, складах, предприятиях. Закон не предусматривал никаких ограничений для лиц на занятие частной предпринимательской деятельностью, никаких видов контроля за осуществлением этой деятельности, что создало для преступных элементов и дельцов “черного рынка” возможность для получения сверхдоходов и отмывания преступных доходов через рынки и свои кооперативные предприятия.

Как лидеры большевизма в 1917 г., выдвинувшие идею о несовместимости социализма с частной собственностью, с частным предпринимательством, так и лидеры реформ в Российской Федерации начала 90-х гг. стали на позицию несовместимости государственного вмешательства в экономику, развивающуюся на принципах рыночных отношений, а поэтому практически абсолютизировали принципы свободы частной собственности и предпринимательства.

Начало этому процессу положили Законы РСФСР от 24 декабря 1990 г. “О собственности РСФСР” 23 и от 25 декабря 1990 г. “О предприятиях и предпринимательской деятельности” 24. Данными нормативными актами вводилась частная собственность, допускалась приватизация промышленных предприятий и других объектов недвижимости практически без ограничения, без какого-либо серьезного контроля со стороны государства за процессом приватизации.

Только Закон РФ от 1 июля 1993 г. “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи с упорядочением ответственности за незаконную торговлю” 25 внес в УК РСФСР изменения, соответствующие характеру посягательств на экономические отношения, основанные на принципах рыночной экономики, которые можно рассматривать как стремление государства уголовно-правовыми нормами установить контроль за осуществлением предпринимательской деятельности, обеспечить реализацию принципа свободы конкуренции и ограничить монополизацию рынка.

В частности, наряду с другими составами, глава “Хозяйственные преступления” пополнилась новыми составами, предусмотренными ст. 1624 “Незаконное предпринимательство” и ст. 1625 “Незаконное предпринимательство в сфере торговли”. Однако из- за нечеткого описания признаков объективной стороны указанных составов они мало встречались в следственно-судебной практике и не могли повлиять на снижение уровня криминализации в сфере экономической деятельности, связанной с предпринимательством. Практически это был единственный нормативный акт, который до- пускал какой-либо контроль за соблюдением порядка осуществления предпринимательской деятельности. Несмотря на то, что по- становлением Верховного Совета РФ “О порядке введения в действие Закона РФ “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи с упорядочением ответственности за незаконную торговлю”26 в п. 2 было предписано до принятия Основ законодательства РФ об административных правонарушениях при- вести нормативные акты в соответствие с Законом от 1 июля 1993 г., этого не было сделано. Не были приведены в соответствие с данным Законом и действовавшие административно-правовые акты.

Условием привлечения к ответственности за незаконное предпринимательство по ст. 1624 УК РСФСР было повторное привлечение лица к административной ответственности в течение года за соответствующее правонарушение, однако административная ответственность за незаконное предпринимательство тогда не была установлена.

Принятая в 1993 г. Конституция взяла курс на формирование правового государства, закрепила многообразие форм собственности, в том числе и частной, признала принципы свободы частной собственности и свободы предпринимательской деятельности. Уголовное законодательство на тот момент не поспевало за темпа- ми развития других отраслей права, оно не соответствовало ни Конституции, ни нормам гражданского права.

Принятие Конституции РФ свидетельствовало о вступлении России в постсоветский период с полным отказом от ценностей, которые культивировались в годы советской власти, и возврату ее к той системе экономических производственных отношений, от которых она отказалась в 1917 г., в том числе к признанию предпринимательской деятельности как самостоятельного законного вида деятельности.

Необходимо отметить, что возврат произошел не только в системе экономических производственных отношений, но и в сфере законодательства, в частности, уголовно-правового регулирования предпринимательской деятельности.

Несомненно, ликвидация Российского предпринимательства в начале XX в., в период, когда его правовое регулирование развивалось в западноевропейском русле, и возрождение предпринимательства в современных условиях вызывает интерес к эволюции зарубежного законодательства, регулирующего порядок осуществления предпринимательской деятельности.

Но это предмет отдельного исследования. К тому же экономические отношения в России не настолько качественно развились, чтобы применять к ним целиком европейскую систему правового регулирования предпринимательской деятельности.

Исходя из вышесказанного следует, что существующая сегодня система уголовно-правового регулирования предпринимательской деятельности обусловлена как социально-криминологическими, так и историческими факторами.

 

 

 

 

 

 

Преступления, против установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.


В соответствии со статьями 834 и 35 Конституции Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Частная собственность признается и защищается наравне с иными формами собственности. Каждый вправе свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Эффективное решение задач государственной экономической политики предполагает создание и поддержание в Российской Федерации благоприятного делового, предпринимательского и инвестиционного климата и условий для ведения бизнеса посредством стимулирования законной предпринимательской деятельности, осуществляемой ее субъектами самостоятельно, на свой риск и основанной на принципах юридического равенства и добросовестности сторон, свободы договора и конкуренции.

Успешное достижение стоящих перед бизнес-сообществом целей во многом зависит от наличия действенных организационно-правовых механизмов, позволяющих исключить возможность использования уголовного преследования в качестве средства для давления на предпринимательские структуры и решения споров хозяйствующих субъектов, оградить от необоснованного привлечения к уголовной ответственности предпринимателей за неисполнение ими договорных обязательств в тех случаях, когда оно обусловлено обычными предпринимательскими рисками. К числу таких механизмов относятся, в частности, установленные законодателем дополнительные материально-правовые и процессуальные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Общественная опасность преступлений в сфере экономической деятельности заключается в том, что в результате таких посягательств причиняется или создается реальная возможность причинения существенного ущерба экономическим интересам государства, а также иным субъектам, связанным с экономической деятельностью.

Любое преступление в сфере экономической деятельности — воспрепятствование законной предпринимательской деятельности или незаконное предпринимательство, монополистические действия и ограничение конкуренции или изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, контрабанда или уклонение от уплаты налогов, обман потребителей и т.д. — в той или иной степени представляет собой посягательство на экономические интересы государства и иных субъектов, связанных с экономической деятельностью.

Именно это свойство следует иметь в виду при отграничении рассматриваемых преступлений от преступлений против собственности, которые хотя и нарушают в определенных случаях интересы экономической деятельности, однако имеют иной объект — частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности.

Глава 22 Уголовного Кодекса Российской Федерации называется «Преступления в сфере экономической деятельности». В своей первоначальной редакции включала в себя 32 статьи, в которых законодательно определялись 37 преступлений. Позднее глава была дополнена статьями 171.1,174.1 и 185.1.Кроме того была изменена редакция статей 169 и 171,174, 180,183,185,188 и 189,а также ст.194,198 и 199УК РФ.

Перечень экономических преступлений:

Статья 169. Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности; 

Статья170. Регистрация незаконных сделок с землей; 

Статья 170.1. Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета; Статья 171. Незаконное предпринимательство; 
Статья 171.1. Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции; 

Статья172. Незаконная банковская деятельность; 

Статья 173. Утратила силу; 

Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем; 

Статья 174.1. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом
в результате совершения им преступления; 
Статья 175. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем; 
Статья 176. Незаконное получение кредита; 
Статья 177. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности; 
Статья 178. Недопущение, ограничение или устранение конкуренции; 
Статья 179. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения; 
Статья 180. Незаконное использование товарного знака; 
Статья 181. Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм; 
Статья 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну; 
Статья 184. Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов; 
Статья 185. Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг; 
Статья 185.1. Злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах; 
Статья 185.2. Нарушение порядка учета прав на ценные бумаги; 
Статья 185.3. Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг; 
Статья 185.4. Воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг; 
Статья 185.5. Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества; 
Статья 186. Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг; 
Статья 187. Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов; 
Статья 189. Незаконные экспорт или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники; 
Статья 190. Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран; 
Статья 191. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга; 
Статья 192. Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней; 
Статья 193. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте; 
Статья 194. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица; 
Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве; 
Статья 196. Преднамеренное банкротство; 
Статья 197. Фиктивное банкротство; 
Статья 198. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица; 
Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации; 
Статья 199.1. Неисполнение обязанностей налогового агента; 
Статья 199.2. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов. 

В теории уголовного права выделяется видовой объект. Видовым объектом принято считать общественные отношения (интересы), на которые посягают преступления, нормы об ответственности за совершение которых помещены в пределах одной главы Кодекса.

Применительно к преступлениям, описанным в гл. 22 , видовой объект может быть определен как установленный государством порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Объективная сторона рассматриваемых преступлений представляет собой общественно опасные деяния (действие или бездействие), состоящие в нарушении установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Этот порядок регламентируется федеральными законами, прежде всего Гражданским кодексом РФ, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, нормативными актами министерств и ведомств.

Законодательная конструкция объективных признаков конкретных преступлений в данной сфере деятельности носит различный характер.

Так, для констатации оконченного состава некоторых преступлений требуется наступление определенных общественно опасных последствий (например, при незаконном предпринимательстве, лжепредпринимательстве, незаконном получении кредита, заведомо ложной рекламе). В других случаях для оконченного состава преступления не требуется наступления общественно опасных последствий, достаточно самого факта действия или бездействия, образующих объективную сторону конкретного преступления (например, при воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности, регистрации незаконных сделок с землей и др.). Диспозиции ряда норм (например, ст. 174, 178, 181, 191 УК), определяющих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, являются бланкетными. Поэтому для уяснения признаков состава преступления необходимо обращаться к другим нормативным актам (например, к гражданскому законодательству, постановлениям Правительства, инструкциям и т.д.).

При применении таких норм важно установить наличие нарушения предписания уголовного закона и иного нормативного акта. Отдельные диспозиции статей построены так, что общественно опасные правонарушения признаются уголовно наказуемыми лишь при наличии определенных условий. Так, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности наказуемо в уголовном порядке только после вступления в законную силу соответствующего судебного акта (ст. 177); незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, наказуемы при условии установления в отношении перечисленных предметов специального экспортного контроля (ст. 189); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы, преступно, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 190).

Субъективная сторона всех рассматриваемых преступлений выражается в умышленной вине.

Неосторожные посягательства на установленный порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности не являются преступными.

Субъектом преступления могут быть должностные и иные (частные) лица, достигшие к моменту совершения преступления 16 лет. Содержание понятия «должностное лицо» раскрывается в п. 1 примечания к ст. 285 УК.

Таким образом, преступления в сфере экономической деятельности — это такие предусмотренные уголовным законом посягательства на экономические интересы, которые заключаются в умышленных нарушениях должностными или иными лицами законодательно установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

С учетом объекта преступного посягательства преступления в сфере экономической деятельности прежде всего могут подразделяться на посягательства против установленного порядка осуществления:

1) предпринимательской деятельности;
2) иной экономической деятельности.

К первой группе относятся преступления, предусмотренные ст. 169 УК (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности ФЗ от 03.07.2016 N 328-ФЗ, 
крупным размером признается 1,5 млн рублей.
); ст. 170 УК (регистрация незаконных сделок с землей); ст. 171 УК (незаконное предпринимательство); ст. 171.1 УК (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции); ст. 172 УК (незаконная банковская деятельность); ст. 173 УК (лжепредпринимательство); ст. 174 УК легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем); ст. 174.1 УК (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления); ст. 175 УК (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем).

Во вторую группу включаются все остальные преступления, предусмотренные в гл. 22 УК РФ, в том числе: незаконное получение кредита (ст. 176 УК); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК); заведомо ложная реклама (ст. 182 УК); изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК); незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК) и др.

В свою очередь, вторую группу преступлений с учетом непосредственного объекта посягательства можно подразделить на преступления, посягающие на:

1) финансовые интересы государства и других субъектов экономической деятельности. К ним относятся: уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды — ст. 198 УК; уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций — ст. 199 УК; уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица — ст. 194 УК; злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) — ст. 185 УК; изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг — ст. 186 УК; изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов — ст. 187 УК;
2) интересы кредиторов: незаконное получение кредита — ст. 176 УК; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности — ст. 177 УК; неправомерные действия при банкротстве — ст. 195 УК; преднамеренное банкротство — ст. 196 УК; фиктивное банкротство — ст. 197 УК;
3) установленный порядок внешнеэкономической деятельности: незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники — ст. 189 УК; невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран — ст. 190 УК;

4) установленный порядок обращения (оборота) валютных ценностей: незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга — ст. 191 УК; нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней — ст. 192 УК; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте — ст. 193 УК;
5) материальные и иные блага потребителей: обман потребителей — ст. 200 УК; монополистические действия и ограничение конкуренции — ст. 178 УК; принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения — ст. 179 УК; незаконное использование товарного знака — ст. 180 УК; нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм — ст. 181 УК; заведомо ложная реклама — ст. 182 УК; незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, — ст. 183 УК; подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов — ст. 184 УК.

Таким образом, система преступлений в сфере экономической деятельности представляет собой определенный системный комплекс уголовно-правовых норм, направленных на охрану законно установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности от преступных посягательств.

Объективная сторона преступлений в сфере предпринимательской и другой экономической деятельности характеризуется в основном действиями, например: лжепредпринимательство (ст. 173 УК), незаконное получение кредита (ст. 176 УК), принуждение к совершению сделки (ст. 179 УК). Часть преступлений может совершаться только бездействием: невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК), уклонение от уплаты таможенных платежей или налогов (ст. ст. 194, 198, 199 УК) и другие преступления. Отдельные преступления могут совершаться как действием, так и бездействием. Такими преступлениями, например, являются: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК). Обязательным признаком объективной стороны некоторых преступлений являются общественно опасные последствия, указанные в диспозициях уголовно-правовых норм в виде крупного или особо крупного ущерба (ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 172, ст. 173, ч. ч. 1 и 2 ст. 176 УК и др.).

Новый закон от 03.07.2016 N 328-ФЗ уточнил и частично унифицировал признаки крупного и особо крупного размера и ущерба в примечании к ст. 169 УК. Составы, в которых объективная сторона включает общественно опасные последствия в виде крупного и особо крупного ущерба, называются материальными. Преступления с такими составами признаются оконченными с момента фактического наступления этих общественно опасных последствий. 

Составы, в которых не содержатся признаки, относящиеся к характеристике общественно опасных последствий, являются формальными. Нередко объективная сторона экономических преступлений включает дополнительные признаки в виде крупного или особо крупного размера, дохода или задолженности (материальный состав). В большинстве случаев данные понятия определяются в примечании к ст. 169 УК, как и размеры ущерба. Но в некоторых случаях они раскрываются в примечаниях к конкретным статьям.

Преступления с формальными составами признаются оконченными с момента выполнения указанных в законе действий, включая дополнительные (обязательные) признаки в виде крупного или особо крупного размера, дохода или задолженности. Доход или размер финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом не всегда может быть связан с причинением общественно опасных последствий гражданам, обществу или государству. Неуплата таможенных платежей, налогов и (или) сборов действительно имеет своим последствием причинение ущерба различной тяжести государству (в виде упущенной выгоды), но эти общественно опасные последствия находятся вне рамок составов преступлений, закон лишь определяет крупный и особо крупный размер самого деяния, а не его последствий. По существу, указанные признаки определяют условия, при которых данное общественно опасное поведение признается преступным.

При отсутствии таких признаков деяние признается административным правонарушением. Так, ст. 194 УК предусматривает уголовную ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организаций или физических лиц, только при условии, если сумма неуплаченных таможенных платежей  превышает два миллиона рублей что признается крупным размером, а в особо крупном размере — шесть миллионов рублей; если сумма будет меньшего размера, то правонарушение повлечет административную ответственность. Статья 177 УК (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности) может быть применена к виновному только при условии вступившего в законную силу судебного акта или при наличии кредиторской задолженности в крупном размере

Субъективная сторона преступлений в сфере экономической деятельности характеризуется виной в форме умысла. В некоторых составах содержатся дополнительные признаки субъективной стороны: мотив и цель. О корыстной цели или иной личной заинтересованности говорится в ст. ст. 170, 181, ч. 3 ст. 183 УК, специальные цели указаны в ст. ст. 173, 184, 187 УК.

Субъектом преступления в сфере экономической деятельности может быть физическое лицо, вменяемое, достигшее определенного возраста. Возрастной признак данной группы преступлений нуждается в уточнении. Во всех монографиях, комментариях к УК, учебниках весьма категорично говорится о том, что уголовная ответственность за все преступления, входящие в данную группу, наступает с 16 лет. Определение возрастного признака для субъектов преступлений в сфере экономической деятельности требует дифференцированного подхода, в зависимости от признаков объективной стороны или субъекта того или иного преступления. 

Нужно учесть, что субъектами данных преступлений могут быть как общий, так и специальный. Иногда специальный субъект прямо не называется в норме УК, но это вытекает из смысла закона.

Среди специальных субъектов особо выделяются субъекты, указанные в ст. ст. 169 и 170 УК. Ими могут быть только должностные лица органов юстиции, уполномоченные осуществлять государственную регистрацию индивидуального предпринимателя или коммерческой организации или сделок с землей. Возраст таких лиц бесспорно значительно старше 16 лет и даже старше 18 лет. Среди специальных субъектов указаны также руководители или собственники организаций (ст. ст. 195, 196, 197 УК). В этом случае уместно обратиться к нормам ГК РФ. В соответствии со ст. 21 ГК РФ гражданская дееспособность возникает в полном объеме по достижении 18 лет или 16 лет, когда лицо вступает в брачные отношения в несовершеннолетнем возрасте. В возрасте 16 лет несовершеннолетний вправе быть членом кооператива или заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, с согласия родителей или попечителя (ст. ст. 26 и 27 ГК РФ). Иными словами, несовершеннолетний в возрасте 16 лет может быть предпринимателем, но не может быть собственником организации или ее руководителем. Лицо в возрасте 16 лет практически не может быть спортивным судьей, тренером или руководителем спортивной команды (ч. 4 ст. 184 УК), главным (старшим) бухгалтером (ст. 199 УК). Не может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 185 УК (злоупотребления при эмиссии ценных бумаг), лицо, достигшее 16-летнего возраста. Таким лицом может быть только должностное лицо, уполномоченное утверждать проспект ценных бумаг, или лицо, обладающее организационно-распорядительными функциями в коммерческой организации. 

Закон устанавливает повышенную ответственность за совершение преступлений при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах, относящихся к характеристике всех элементов составов преступлений. Большая часть отягчающих и особо отягчающих обстоятельств относится к характеристике объективной стороны преступления: крупный и особо крупный размер, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с использованием служебного положения, с применением насилия. В одном случае указывается отягчающее обстоятельство, относящееся к характеристике субъективной стороны, — корысть (ч. 3 ст. 183 УК). 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1 СМ.: Россия в мировой экономике/под ред. С.Ф. Сутырина СПб.3 2002 С.121-123;Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты).Владивосток,1999.С.110.

2 См.: Новое в уголовном законодательстве Российской Федерации / Сост. Л.Л. Кругликов. Ярославль, 2004. С. 3

3 См.: Русская Правда. Пространная редакция // Российское законода- тельство Х – ХХ веков. Т. 1. М., 1984. С. 72, 124, 125.

4 См.: Соборное Уложение 1649 г. // Российское законодательство X – XX веков. М., 1985. Т. 3. С. 355.

5 См.: Там же С. 381

6 См.: Мальков А.Г. Законодательство и право России второй половины XVII века. СПб., 1998. С. 12.

7 Поткина И.В. Законодательное определение предпринимательской деятельности //. История предпринимательства в России. М., 1999. С. 18

8 Далее – Уложение о наказаниях

9 Далее –Уголовное Уложение 1903 г.

10 См. подробнее: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002. С. 20; Погосян Т.Ю. Торговые отношения в призме уголовного законодательства. Исто- рико-правовой аспект. Екатеринбург, 1998. С. 299 – 309.

11 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Издание 1885 г. // Свод законов Российской Империи. Ч. 2, т. 15. СПб., 1904. С. 115 – 128.

12 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Издано Н.С. Таганцевым. 15-е изд. СПб., 1910. С. 696 – 698.

13 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1904. С. 115. 14 См.: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций // Российское законодательство X – XX веков. М., 1994. Т. 9. С. 259.

14 См.: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций // Российское законодательство X – XX веков. М., 1994. Т. 9. С. 259.

15 Уголовное Уложение // Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1905. Т. 23. С. 255 – 256.

16 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917 – 1953. М., 1953. С. 28 – 30.

17 См.: Талан М.В. Преступления в сфере экономической деятельности: вопросы теории и законодательного регулирования. Казань, 2001. С. 29.

18 См.: СУ РСФСР. 1932. № 87. Ст. 385.

19 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1948. № 14. Ст. 543.

20 См. об этом подробнее: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. М., 1997. С. 264 – 265.

21 См.: Есипов В.М. Теневая экономика. М., 1997. С. 28.

22 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1986. № 47. Ст. 967.

23 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1986. № 47. Ст. 967.

24 Там же. Ст. 417.

25 Там же. 1993. № 32. Ст. 1231.

26 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1993. № 32. Ст. 1232.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *